Клиника «Инновация» – доступная онкология по европейским стандартам

В Украине лишь несколько частных клиник работают в строгих рамках доказательной медицины, то есть на основании многочисленных клинических исследований, проведенных ведущими мировыми центрами для наиболее эффективных решений для пациента. Одной из таких клиник есть клиника «Инновация». Пациент клиники такого типа может быть уверен, что весь спектр услуг, которые он мог бы получить в Германии, Франции, Израиле, США, ему предоставят и здесь.  О возможностях клиники «Инновация», ключевых аспектах работы, перспективах на будущее говорим с главным врачом клиники П.  Ю.  Гриневич.

–  Павел Юрьевич, в лечении пациента основным месседжем  Вашей клиники является  доказательная медицина и индивидуальный подход к каждому пациенту. Отечественная онкология в этом ключе использует зачастую традиционные подходы к пациенту. С чем, по-Вашему мнению, это связано?

–  Я бы сказал так, государственная медицина (мы называем её советская), если мы говорим в разрезе онкологии, основана в основном на неправильном подходе к пациенту начиная с поликлиничного сегмента. Что это значит?

Самый главный человек, который у нас был в онкологии,  – это хирург-онколог, который принимает пациента, определяет для него тактику лечения, оперирует, потом передает его дальше по этапу: или химиотерапевтам, или лучевым терапевтам и т. д.

Западная школа ориентирована не на хирургию, а на терапию. Есть терапевт-онколог, который принимает пациента, определяет для него диагноз, определяет стадирование процесса, тактику лечения, затем выносит это на консилиум, потому что онкология – это мультидисциплинарная наука. И в диагностику, и в лечение вовлечены  различные группы врачей: врачи-диагносты (лучевая диагностика и патоморфологическая диагностика), врачи-онкологи, хирурги, лучевые  терапевты – это пятерка основных врачей, которые обязательно должны быть в консилиуме. После консилиума определяется тактика лечения,  и потом пациент идет по лечебному пути: или в отделение хирургии, или лучевой терапии, или химиотерапии,  но это уже определяет клинический онколог.

Наши же отечественные традиции очень сильно исковерканы крайне низкими зарплатами. Каждая из специальностей в государственной медицине чувствует себя отдельно существующей, отдельно финансируемой пациентом. Поэтому каждый врач подвержен искушению заработать на своем этапе и не всегда обращает внимание на картину болезни в целом. Поэтому случаются нарушения протоколов, ведь каждый из специалистов направлен на решение своей задачи: хирург стремится прооперировать, химиотерапевт провести химиотерапию, ну а лучевой терапевт провести свой этап лечения. И то, что пациента у нас изначально принимает хирург-онколог,  – в корне неправильно.

Клинику «Инновация» мы создавали совместно с немецкими специалистами из Гамбурга, выстраивая ее идеологию по европейскому образцу, – когда пациента принимает терапевт-онколог, потом данный случай рассматривает консилиум, после чего пациент попадает в одно из подразделений клиники для прохождения дальнейшего лечения. При этом за пациентом закреплен один врач-провайдер на весь этап лечения. Поэтому пациент никогда «не теряется»: он всегда получает четкое мнение, четкое понимание процесса своего лечения. Остальные же специалисты подключаются по мере необходимости.

– Ваша клиника  достаточно часто принимает участие  в различных социальных проектах в партнерстве с зарубежными клиниками  и специалистами.  Вы часто приглашаете иностранных специалистов в Украину для консультаций. В чем миссия данных акций?

Когда мы приглашаем иностранных специалистов, мы преследуем очень много различных целей, среди которых и партнерство, и обучение, и консультация и пр. Сегодня, например, мы активно сотрудничаем с турецкой сетью клиник Аджибадем. Для нас это интересное партнерство: потому что у нас есть возможность отсылать наших врачей для обучения в клиники партнера, турецкие специалисты же, в свою очередь, получают возможность изучить наш рынок, поработать в команде наших специалистов, обменяться своим опытом, на благо наших пациентов. При этом иностранные врачи могут консультировать наших пациентов совместно с нашими врачами и давать возможность нашим пациентам получить часть услуг в клиниках партнёра в Турции – на те технологии, которые, пока, отсутствуют у нас в клинике. Это одна из целей.

Вторая цель – дать рынку, именно украинским пациентам, европейский опыт в лечении онкологии. Это не значит, что наши специалисты имеют на сегодняшний день более низкие знания и опыт, чем  наши турецкие коллеги, тем более что врачи клиники «Инновация» работают по таким же европейским протоколам, как и врачи клиники Аджибадем. Мы их четко выполняем. У нас в клинике стоит хорошее диагностическое оборудование. «Инновация» – европейская клиника, предоставляющая очень качественную медицинскую услугу. Подтверждением тому может быть то, что у нас лечатся и иностранные пациенты, и наши, которые уезжают лечиться за рубеж, а потом возвращаются к нам. Но при этом, для того чтобы рынку (пациентам) понять, что такое западная школа, они должны это все пропустить через себя, так сказать, «потрогать  руками». Кроме того, ситуация отягощается социально-экономическим кризисом, который  происходит у нас в стране, и пациент зачастую остается один на один со своей ситуацией: он не знает, куда идти, у кого спросить   правильно ли его лечат. Нередко возникают ситуации, когда пациент, самостоятельно изучая и собирая информацию о своей болезни, становиться более информированным чем соответствующий специалист. И приезд иностранных специалистов как раз дает возможность такому пациенту перепроверить свой диагноз, тактику назначенного лечения и пр.

Еще одной из целей есть то, что в сложившейся ситуации в сфере здравоохранения молодые специалисты, студенты-медики зачастую не понимают, как себя правильно на сегодняшний день ориентировать: каким тактикам лечения следовать, какие протоколы использовать.  И сегодняшняя                           и.о. министра здравоохранения У. Супрун хочет сделать очень правильную вещь: она хочет легализировать западные протоколы лечения и ввести западный стандарт аккредитации наших врачей. Пока это не введено, повсеместно частные клиники, которые выполняют европейские стандарты, всегда будут лидировать в своих направлениях. Ведь мало лечить пациента по европейскому протоколу, нужно чтобы этот протокол или стандарт лечения выполнялся на всех этапах – начиная от медсестры и заканчивая техническим оснащением и медикаментами. Большинство частных клиник это выполняют: мы полностью минимизируем влияние  человеческого  фактора в медицинском сопровождении лечения – от постановки канюлей до дозировки химиотерапевтического препарата. В данном случае исключается ошибка врача в дозе, потому что у нас в клинике, например, доза препарата перепроверяется на трех различных этапах: врач назначает, провизор выдает, медсестра смешивает в специализированной лаборатории. Медикаменты, которые поступают в клиники, также должны быть высокого качества и соответствовать мировым стандартам – ведь химиотерапевтический препарат должен оказывать ожидаемый, а не предполагаемый эффект.

И вот эта евроориентированность в лечении, в стандартах, протоколах и призвана помочь с выбором сегодняшнему молодому специалисту сориентировать в тех возможностях, которые могут и должны быть использованы в практике врача-онколога. Вот такие основные цели данного проекта можно выделить.

– Павел Юрьевич, не можем не затронуть тему актуальности онкопатологии в Украине. В разрезе онкогинекологии, какие патологии занимают лидирующее место?

–  У женского населения Украины лидирующее место занимает рак молочной железы, потом яичников, потом матки и шейки матки. Вообще рак молочной железы называют бичом в онкологии во всем мире. Он лидирует во всех странах, и на сегодняшний день невозможно назвать страну, где рак молочной железы не травмировал бы женщин.

– С чем, по-Вашему мнению, это связано?

Существует множество причин и факторов возникновения данной патологии: это и генетическая предрасположенность, и эндокринные заболевания, травматические факторы и пр.

 В Украине каждый час у двух женщин диагностирую рак молочной железы, и каждый час одна женщина умирает от этого заболевания. Если сравнивать статистику, то рак яичников – это пять новых случаев выявления патологии до раздела  страны, а рак молочной железы – это 16 тыс. новых случаев. Рак, в целом, и рак молочной железы, в частности,  очень сильно помолодел. Сегодня уже нередко можно встретить 20–24-летнюю женщину  с раком молочной железы.

–  Какие регионы лидируют?

В основном лидируют промышленные города, где большая концентрация населения: Киев, Донецк, Днепропетровск, Харьков и т. д.

– Как Вы считаете, генетическая предрасположенность – это предупреждение или приговор?

Это, скорее, предупреждение.

Каковы же действия врача при этом?

– Мы все время говорим женщинам о том, что нужно сдавать генетический тест, чтобы увидеть свою генетическую предрасположенность…, но очень тяжело мотивировать людей сдать такой тест с профилактической целью. Такой тест чаще всего делают женщины, родственники которых уже имели ту или иную онкопатологию. За границей такой тест женщины делают чаще, у нас, к сожалению, реже. Для многих наших людей решающим моментом, проводить или не проводить данный тест, является финансовая возможность, поскольку это дорогостоящий анализ, стоимость которого от двух до шести  тысяч гривен (в зависимости от уровня лаборатории).

Но когда человек находится в зоне риска, конечно же, ему необходимо рекомендовать сдавать такой тест, чтобы вовремя выявить возможную патологию и определить дальнейший алгоритм действий. В этом плане очень показателен  пример с Анджелиной Джоли, которой с профилактической целью удалили молочную железу и яичники.

А всегда ли оправдано удаление органа-мишени при выявлении генетической предрасположенности?

–  Такие люди как Аджелина Джоли   – это канцерофобия. Мы же не говорим о том, что с профилактической целью нужно этот орган удалять: хочет пациент – удаляет, не хочет – не удаляет. Никто не может настаивать на обязательном удалении органа-мишени. Но если орган удален, процент возникновения патологии практически сведен к нулю.

Но вероятность возникновения онкопатологии в каком-либо другом органе остается?

Конечнорак может возникнуть где угодно. Но здесь нужно отделять генетические тесты с целью профилактики от ранней диагностики  – скринингов. Скрининги нужно проводить обязательно.

С какой частотой?

Раз в год достаточно. Для женщин до 40 лет – раз в год УЗИ молочной железы и консультация маммолога, после 40 – маммография.

 – Врачебная ошибка.  Как минимизировать частоту врачебных ошибок?

Есть ошибки некомпетентности диагностики, есть ошибки несоблюдения стандартов лечения… Вопрос врачебных ошибок актуален всегда. Врачебные ошибки встречаются и у нас, и за рубежом. Но в нашей стране врач не застрахован от каких-либо ошибок финансово. За рубежом врач, работающий с пациентом, имеет страховку. Часть своей зарплаты он перечисляет в страховой фонд, и если он совершает ошибку, то страховка покрывает от, например, 200 тыс. до 1,5 млн  долл., а может, и больше, компенсации пациенту, в эквиваленте в зависимости от сложности ошибки. В Украине нужно говорить о врачебной ошибке и ее наказуемости не с момента ее возникновения, а с момента выдачи лицензии врачу. Если врач из-за своей халатности или некомпетентности допускает ошибку, то нужно такого врача лишать лицензии. Если он знает свою специальность, соответствует стандартам, сегодняшнему времени, ему выдают лицензию. Поэтому очень важно разделять понятия – кем сделана ошибка.  Если компетентный врач делает ошибку, это один вариант решения ситуации, если же врач делает ошибки в силу своей некомпетентности – это другой сценарий развития ситуации. Но самое главное – при каждом варианте всегда страдает пациент…

– Планы клиники на будущее?

Планируем расширяться. Мы достигли уже того уровня, что стены клиники «Инновация» не могут вместить всех желающих получить нашу помощь. Мы работаем в этом направлении, поскольку видим необходимость создания региональных филиалов. Соотношение цены и качества медицинской услуги в клинике «Инновация» на сегодняшний день самое оптимальное на рынке Украины  – это доступная онкология по европейским стандартам.

START TYPING AND PRESS ENTER TO SEARCH