Сохранение репродуктивного здоровья женщины

Каминский В. В., член-корр., д-р мед. наук, проф., заслуженный врач Украины, заведующий кафедрой акушерства, гинекологии и репродуктологии НМАПО имени П. Л. Шупика, директор Киевского городского центра репродуктивной и перинатальной медицины, главный внештатный специалист МЗ Украины по акушерству и гинекологии.

В условиях экономической нестабильности, падения рождаемости и высокого уровня общей смертности проблемы охраны и сохранения репродуктивного здоровья населения приобретают особую медико-социальную значимость. Именно эта важная тема сегодня в центре внимания нашей беседы с Вячеславом Владимировичем Каминским доктором медицинских наук, профессором, заслуженным врачом Украины, заведующим кафедрой акушерства, гинекологии и репродуктологии НМАПО имени П. Л. Шупика, директором Киевского городского центра репродуктивной и перинатальной медицины, главным внештатным специалистом МЗ Украины по акушерству и гинекологии.

– В медицинском сообществе все чаще  звучит месседж о том, что репродуктивное здоровье населения стало скорее медико-социальной проблемой, нежели чисто медицинской. Ведь в условиях экономической нестабильность, падения рождаемости и высокого уровня общей смертности проблемы охраны и сохранения репродуктивного здоровья населения, в том числе женского, приобретают особую социальную значимость.

– Должен сказать, что на сегодняшний день в Украине отмечается резкое падение суммарного коэффициента рождаемости, снижение доли повторных рождений.
Такая ситуация под влиянием социально-экономических факторов отражает существенное изменение тенденций в репродуктивном поведении населения, что выражается в сокращении числа женщин и семей, желающих иметь детей.

За последние три года количество родов уменьшилось более чем на  100 тысяч. Если к 2012–2013 гг. мы выходили на цифру в 500 тысяч родов, то за прошлый год количество родов у нас составило 375 тысяч. То есть в среднем на 100 тысяч родов стало меньше. Понятно, что война, понятно, что аннексированные территории, но если посмотреть в разрезе того же Киева, который более или менее успешный, мы видим тот же снижающийся коэффициент рождаемости. Ситуация отягощается наслоением демографического кризиса 90-х годов. Кроме того, молодые люди репродуктивного возраста из-за сложившейся социально-экономической ситуации уезжают из страны, плюс война… Так что мы на пороге большого демографического кризиса. …Ну и, кроме всего прочего, снижение репродуктивного потенциала, а также мужское и женское бесплодие – все это и есть причиной того, что у нас такие сниженные показатели.

Также в этой связи необходимо отметить снижение общего состояния здоровья населения. Так, за последние годы у нас увеличилась доля заболеваний с хроническим и рецидивирующим течением, возросло число лиц с заболеваниями системы кровообращения, мочеполовых органов, инфекционными болезнями, психическими заболеваниями, алкоголизмом, наркоманией.

Если мы сегодня с вами коснемся двигательной активности молодежи, которая сидит возле компьютера, если мы возьмем неправильное питание, если мы возьмем ещё качество еды, которую мы едим, если мы возьмем окружающую среду, вредные привычки – получается полный комплект причин, чтобы человечество прекратило своё движение вперед, чтобы перестали рождаться дети.

–  Конечно, Вы правы,  на состояние репродуктивного здоровья существенное влияние оказывает соматическое и психическое здоровье населения. А когда соматические заболевания становятся проблемой врача акушера-гинеколога?

– Они становятся проблемой акушера-гинеколога ещё до того,  как женщина забеременеет. Потому что есть такие состояния, которые являются базовой причиной бесплодия. Поэтому состояние соматического и психического здоровья населения, особенно молодых людей, особенно девочек, может быть причиной бесплодия – раз; оно может быть причиной нарушений течения беременности – два; оно может быть причиной резкого ухудшения самочувствия во время родов, а иногда даже причиной смерти во время родов. Поэтому общее состояние здоровья, вне всякого сомнения, играет колоссальную роль в сохранении и становлении репродуктивного здоровья в целом. Это его  составляющая часть.

– Экстрагенитальная патология и беременность. Какие самые частые осложнения возникают во время беременности  при экстрагенитальной патологии?

– Если женщина, имея экстрагенитальную патологию (сердечно-сосудистые заболевания, онкозаболевания, заболевания щитовидной железы и пр.),  уже забеременела и вынашивает, то здесь мы уже говорим о прогрессировании данных заболеваний и ухудшении общего  здоровья женщины в целом. На фоне беременности возрастает нагрузка на все органы и системы человека: потому что ребенок развивается, мама должна поделиться с ним всем полезным, забрать всё вредное, и чем больше срок, тем больше интенсивный обмен между мамой и ребенком…  Любая болезнь, которая не выявлена до беременности, которая недолечена, может осложнить как течение самой беременности,  так и получить прогрессирование…

– То есть роль врача-гинеколога  как  «первичного звена» в этой связи возрастает в разы?

– Конечно. …Знаете, существует вот еще какая проблема:  часто визит к акушеру-гинекологу –  это вообще первый визит данной конкретной женщины к врачу. Наступила беременность – она пришла на учет. А где профилактическая линия? Где обследования? Где прегравидарная подготовка? Сегодня нет полноценной системы  выявления и профилактики заболевания.  Если наладить такую систему, тогда будет легче акушеру-гинекологу.  Когда приходит женщина, и мы видим пятнадцать недель беременности, а  у неё целый «букет» заболеваний, то не знаешь с какого заболевания начинать…

– Действие врача акушера-гинеколога в таком случае?

– Первый постулат, который сегодня существует: любое наше действие, любое наше решение  должно согласовываться с пациентом. И задача врача при этом  информировать пациента обо всех моментах,  обо всех опасностях, рисках и прочем. А решение, например, о пролонгировании беременности, вынашивании ребенка, о родах  принимает исключительно пациент  или семья пациента. Императивного подхода сегодня не должно быть. И я хочу быть уверенным в том, что все акушеры-гинекологи сегодня это понимают – решение принимают наши пациенты, наша задача – дать полную исключительно понятную для наших пациентов картину. Решение – за пациентом…

– А потом вести уже согласно протоколу?

– А потом вести согласно протоколу и делать всё, что в наших силах, для того чтобы помочь, чтобы быть  максимально ближе к физиологии.

– Но ведь  общепринятых стандартизированных протоколов для страны нет? Они же в основной массе своей  локальные?

– Ну, локальные протоколы сориентированы на протоколы страны. Сейчас развивается новый подход: насколько я понимаю, мы будем имплементировать европейские, американские и канадские протоколы. Конечно же, в соответствующих редакциях.  Сейчас в этом направлении ведется большая работа, направленная на то, чтобы разработать общепринятую современную систему оказания медицинской помощи. Я хотел бы отметить очень важный момент: каждый протокол, каждый стандарт лечение отводит определенный процент на то, чтобы врач принял решение в соответствии с клинической обстановкой, индивидуально для каждого пациента, но при этом основывал  свое решение на протоколе.

– Рост заболеваний репродуктивной системы и соматической патологии во многом определяют увеличение числа осложнений во время беременности и родов, младенческой и материнской смертности. Сегодня отмечается высокий процент рождения недоношенных детей, детей с пороками развития. Какие можно выделить основные направления деятельности относительно снижение материнской и младенческой смертности?

– Мы стараемся внедрить в свою работу в этом направлении зарубежный опыт. И вот какие ключевые моменты здесь есть. Если говорить о  материнской смертность, если брать причины, про которые мы говорили,  то первое, что мы должны сделать в плане  повышение общего уровня здоровья, – мы должны сформировать моду на здоровый образ жизни: быть здоровым – это модно, иметь троих детей – это модно, заниматься физической культурой, делать упражнения для ума – это модно.

Вторая группа причин материнской смертности  – это, например, массивные кровотечения.  И мы в этом вопросе должны в первую очередь профилактировать… Каким образом…? Мир сегодня располагает препаратами для лечения сильных кровопотерь. И мы сегодня имеем эти препараты. Они, к сожалению, не носят обязательности, как должно быть, то есть не 100-процентно закупаются страной, но мы в этом направлении работаем. И каждая клиника уже сегодня готова закупить или имеет  препараты,  которые обеспечивают 100-процентный тонус матки. Тонус матки очень важен для профилактики кровотечения. Если есть какие-то отягощающие факторы, например, многоплодие или многоводие или повторная операция кесарево сечение, или вообще операция кесарево сечение, или другие факторы, которые могут привести к сильным кровопотерям, – мы сегодня должны сформировать эти группы риска и обеспечить клиники  препаратами для того, чтобы профилактировать. Идеальный вариант, – если это будет делать страна. И мы в этом направлении работаем.

Третий фактор, который очень важен для нас: это профилактика преждевременных родов. Десять лет назад мы  направляли свои усилия на выхаживание маловесных детей – 500/600 граммов – и сделали для этого очень много, чтобы этих детей выходить и снизить процент младенческой смертности. Но сегодня весь мир работает в направлении пролонгирования беременности, снижения процента преждевременных родов. В этом направлении также ведется работа: есть препараты, которые позволяют продлить беременность, внутриутробно сохранив жизнь ребенку и дав возможность созреть для более высокого внутреннего качества. Лучшего инкубатора, чем мамино лоно, никто не придумал. Ну и, конечно, выявление врожденных патологии. Это, на мой взгляд, такие основные направления, в которых мы должны двигаться.

И хотелось бы отметить еще один  очень важный момент во всем этом – развитие профессионализма врача, повышение профессионализма медперсонала… Мы говорим о том, что должны быть готовые профессиональные команды, в которых каждый должен знать, что делать.

И последний  момент – это обеспечение медучреждений современным оборудованием и аппаратами.  Если, опять же, мы говорим о массивном кровотечении, то,  уже весь мир, например,  пользуется аппаратами, которые забирают потерянную кровь пациента и уже очищенную, со всеми нужными компонентами  возвращают ее обратно в русло, т. е. обходимся аутогемотрансфузией, без привлечения чужеродной крови. В этих направлениях  мы  и ведем работу.

Спасибо Вам за интервью.

Беседовала Н. Автономова

START TYPING AND PRESS ENTER TO SEARCH