Серія 13. Любовь нужно лечить!

Любовь Григорьева – мое наказание. Женщине чуть за сорок, и она носит своего второго ребенка. Беда в том, что она склонна есть таблетки горстями и думать, что разбирается в беременности лучше меня. Шутка сказать, ведь она одного ребенка уже родила и вырастила, мой врачебный опыт по сравнению с этим – смех один, право слово. Григорьева обожает лечиться и обследоваться, ей всё время хочется что-нибудь «подкрутить» в своем организме. Она с придыханием рассказывает про свою маму-гипертоника, потому что та «каждый день принимает определенный набор таблеток в разной дозировке в зависимости от самочувствия». Мне кажется, Любовь с восторгом ждет, когда гипертония обнаружится и у неё, потому что «это у нас семейное», и тогда она тоже сможет есть таблетки горстями.

Мы с Григорьевой воевали за витамины для беременных (точнее, против того, чтобы поедать их ложками) и против внеплановых обследований «на всякий случай». А теперь Любовь решила, что у неё анемия, «потому что гемоглобин какой-то низковатый, а в медицинских справочниках написано, а еще в Интернете говорят…». Ох, в такие моменты я думаю, что не стоило ликвидировать безграмотность…

– Поймите, по одному показателю не ставят диагноз «анемия», – увещеваю я, понимая, что это глас вопиющего в пустыне. – Учитывается не только концентрация гемоглобина, но и количество эритроцитов, и средняя величина их объема, и ширина распределения. А также ваш вес и самочувствие, размеры плода…

– Самочувствие! – хватается Григорьева за соломинку. – О-о, я так устаю! Еле доползаю от спальни до туалета! А как болит голова! А как сердце колотится!

И лапы ломит, и хвост отваливается. Кожа у неё прекрасная, гладкая, розовая – обзавидуешься, волосы блестящие – какая там анемия! Скорее поверю в гиперактивность.

– Хорошо, давайте посмотрим на ваш рацион, – бесславно иду по пути наименьшего сопротивления. – Кушаете ли мясо, рыбу, зеленые овощи?

– Ну при чем тут питание, – досадует Григорьева, – давайте лучше попьем препараты железа!

– Видите ли, во время беременности они усваиваются плохо, так что…

– Тогда, – воодушевленно перебивает Любовь, – тогда давайте пить больше препаратов железа! А то у меня произойдут стремительные роды, гипоксия плода и послеродовое кровотечение!

Далее следует упоминание пары препаратов-«фуфломицинов», которые «в Интернете советуют пить даже если нет анемии, для профилактики». Понимая, что Григорьева все равно пойдет в аптеку и скупит там все препараты железа и «фуфломицинами» закусит, я решаю обойтись малой кровью: назначаю один препарат по собственному усмотрению. Строго велю кушать мясо и рыбу с зелеными овощами и свежими соками. Любовь смотрит на меня с подозрением, обещает через неделю прийти за новым направлением на анализ крови и посмотреть, что из этого получится.

– А еще мама говорит, народная медицина рекомендует кушать мед при анемии, – бормочет Григорьева, направляясь к двери, – в самый раз после мяса, с чайком.

– Это же аллерген! – восклицаю ей в спину.

– Да? – Любовь останавливается, оборачивается. На лице – муки сложной внутренней  борьбы. Ей так хочется лечиться! – Ну ладно. Тогда яблоки с салом! От этого точно вреда не будет!

Интересно, у других врачей бывает такое, когда им хочется схватить пациента за шкирку и закричать: «Пожалуйста, прекрати лечиться!»?

START TYPING AND PRESS ENTER TO SEARCH