Серія 6. Дышите глубоко и ровно.

Здравствуй, пульмонолог. Здравствуй, бронхиальная астма. Как-то так вышло, что болезни не слушают доводов про ответственную работу. Болезни лечить нужно. Тем более, если ближайшие родственники – астматики с детства.

К тому времени, как Марина забеременела, она давно и прочно «сидела» на ингаляциях и таблетках. Стоило прекратить их прием – и приступы возобновлялись, даже в состоянии покоя и по ночам. Когда Марина поняла, что беременна, она запаниковала. Беременность была незапланированной, женщина вообще отказывала себе в праве иметь детей. Но что будет рожать, не колебалась ни секунды. Перестала принимать лекарства, «чтобы не навредить ребенку». Разумеется, приступы вернулись.

Ко мне Марина пришла в состоянии сильнейшего стресса. Она знала, что нет лекарств с доказанной безопасностью для беременных. Да еще вот интернет – наше всё, и с «беременных» форумов на бедную женщину обрушился неконтролируемый поток страшилок и народных примет (привет от Анечки) и «секретных деревенских» способов лечения астмы во время беременности вроде «смешайте йод, горчичный порошок и томатный сок, прокипятите и выпейте, должно стошнить».

До «секретных способов» Марина, к счастью, не добралась. Больших трудов мне стоило убедить её, что не лечение, а его отсутствие представляет огромную опасность для неё и ребенка. Пульмонолог скорректировал терапию, но беременность проходила тяжело: сильный токсикоз, высокое давление, аллергия на домашнюю пыль.

Все препараты, от ингаляторов до витаминов, мы назначали после мини-консилиума. Кортикостероиды, антигистаминные препараты, противоотечные средства… Постоянный УЗИ-контроль развития внутренних органов плода, контроль клинических показателей, пикфлоуметрия для оценки функции дыхания и надвигающихся обострений. Хуже всего было то, что Марина сильно переживала и паниковала, и это провоцировало новые приступы. Во второй половине беременности начались проблемы с легочной функцией, а уж когда столицу накрыла эпидемия гриппа, Марина впала в состояние, близкое к кататоническому ступору. Страшное слово «гипоксия» преследовало её днем и ночью.

Мы с Марининым пульмонологом буквально вели её за ручку через все эти испытания. Она звонила мне не реже двух раз в неделю. Один раз ночью у неё случился сильный приступ, и она рыдала в трубку, что «теперь ребенок не двигается».

Сегодня Марина родила. «Самостоятельные срочные роды без осложнений» – вот наша награда за все эти месяцы.

И теперь я просто дышу. Глубоко и ровно. В 20 метрах от меня так же глубоко и ровно дышат еще двое: Марина и её новорожденная дочка.

Теперь точно можно в отпуск со спокойной душой. Вот спросите кто-нибудь, почему моя работа – самая лучшая в мире!

START TYPING AND PRESS ENTER TO SEARCH