Серія 5. Немножко беременна.

Ага.

– Каждая женщина-врач видит в беременной самку, которая потенциально могла быть оплодотворена мужем женщины-врача, – заявила эта леди нашей Татьяне, – поэтому мне нужен нормальный и непредвзятый мужчина-врач.

Татьяна у нас за словом в карман не лезет, но от такого даже она опешила. «Девочку» сопроводили к «нормальному и непредвзятому» Анатолию, но она его забраковала, «потому что он Весы по гороскопу, а я всегда с Весами в контрах». Потом она посетила шестидесятилетнюю Марию Сергеевну, которую трудно заподозрить в ревности к беременным, но та оказалась «слишком какой-то безучастной».

И вот «девочка» здесь.

– Знаете, что, – говорит, – мы с мужем начинаем склоняться к тому, чтобы вообще не становиться на учет.

– А кто вам будет давать направление на анализы?

– Без анализов обойдемся.

– Но это единственный способ выявить целый ряд проблем, которые невозможно диагностировать без…

– Ой, ну что вы. С нашим ребенком всё будет в порядке!

Вот что ты будешь делать с ними? Почему, к примеру, на повара людей учат три года, а на родителей не учат вообще?

– А больничный, а обменная карта для роддома?

– Я не работаю. А рожать можно и дома, – добивает меня «девочка». – В ванной. Мои знакомые так делали. Дважды. И ничего. И никакой возни с консультациями, анализами, осмотрами…

– Вы думаете, мы делаем это для собственного удовольствия?

– Наверное, – морщит носик, – вам же нужно как-то оправдывать раздутый штат.

Нет, всё, мне нужны розги в кабинете!

– В вашем организме около пяти литров крови, – говорю я. – А скорость кровотока через фетоплацентарный комплекс в конце беременности достигает 800 миллилитров в минуту.

– И что? – часто моргает «девочка».

– А то, что именно с такой скоростью роженицы теряют кровь в случае полной отслойки плаценты. В стационаре мы можем решить этот вопрос, а кто вам решит его дома в ванной? Никто ведь не гарантирует, что в родах не возникнет этой или другой нештатной ситуации. Да и со штатной неспециалист не справится. Кто будет принимать у вас роды дома?

– Муж. И сестра.

– Они акушеры?

– Нет, но… подумаешь, какая сложность! Раньше в поле рожали!

– Рожали, – я уже закипаю, – потому что выбора не было! А сколько детей и матерей при этом умирали?

Молчит, думает.

– Пособие вам тоже не нужно? – с улыбкой аспида спрашиваю я.

Глаза у пациентки начинают бегать, и выглядит это очень смешно. Хотя и грустно. Ведь у неё ребенок будет через… через сколько, кстати?

– Какой у вас срок?

– Срок?

– Срок беременности. Сколько недель?

– О, – «девочка» поднимает взгляд к потолку, шевелит губами. – Недели две, наверное.

– ЧТО?!

– Ну, – она надувает губки, – мы вообще не планировали детей, но у нас порвался презерватив, так что теперь нужно что-то решать. А может, и нет. Может, я вообще рожать не буду.

Я подвергаю цензуре первые три своих ответа и очень вежливо интересуюсь:

– Зачем же вы с вашей тетей так придирчиво выбираете врача уже сейчас?

– Ну, я просто сказала родителям, что беременна, и они попросили тетю помочь. А что?

– Нет, ничего! Ничего!

Вожделенный отпуск, приди скорее! Прекрасные Карпаты очень-очень ждут меня, и мне очень-очень пора восстановить свою истерзанную нервную систему!

START TYPING AND PRESS ENTER TO SEARCH